Заказные уголовные дела

Заказные уголовные дела


Одна из главных задач на сегодняшний день – обеспечение юридической безопасности руководителей и владельцев компаний при осуществлении ими предпринимательской деятельности! В России существует более 80 государственных органов, которые уполномочены возбуждать дела об административных правонарушениях, часть из них уполномочены возбуждать и расследовать уголовные дела. Только за 2006 год возбуждено свыше 400 тыс.

уголовных дел экономической направленности, свыше 130 тыс. человек привлечены к уголовной ответственности. Более того, по официальной статистике 99,7% всех уголовных дел, переданных на рассмотрение в суд, завершаются постановлением обвинительного приговора. В большинстве случаев мы сами доводим ситуацию до подобных последствий, в то время, когда этого можно избежать, грамотно подготовив себя, своих сотрудников и свою компанию.


Заказные уголовные дела


Кто хоть раз столкнулся с обжалованием недозволительных методов ведения уголовного процесса правоохранительными органами, кто хоть раз вступал в борьбу за вынесение справедливого приговора судебными властями, тот знает, что такое непреодолимая стена формальных отписок. Тот знает, как с каждой такой формальной отпиской теряется не только вера в «самый справедливый суд в мире», но и в справедливость вообще.

Очевидно, таких людей немало, учитывая растущий уровень недоверия к чиновникам, правоохранительным и судебным властям. Особенно сложно доказывать свою невиновность осужденным по так называемым «заказным преступлениям ».

На наш взгляд, как разновидность заказных преступлений выступают заказные уголовные дела.

Этот достаточно известный и распространенный прием использовался в разные времена.

Уголовные дела


Многие адвокаты недооценивают потенциал предоставляемых им уголовно-процессуальным законодательством прав по собиранию доказательств, а то и вовсе не умеют их реализовывать. В практике адвокатов Департамента есть масса примеров того, как собранные адвокатом и приобщенные к материалам уголовного дела доказательства оказали решающее влияние на улучшение положения фигурантов.

Правильное выполнение данного действия требует составления актов передачи предметов и документов, сопроводительных писем, ходатайств о приобщении доказательств.

Также необходимо контролировать судьбу предоставляемых в уголовное дело вещественных доказательств после их передачи следователю, который должен в предусмотренном законом порядке произвести их осмотр и приобщить к материалам уголовного дела. Данное право адвоката также предусматривается ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и может реализовываться еще до возбуждения уголовного дела.

Как бороться с заказными уголовными делами?


Вера Васильева, HRO.org: В Москве, в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова, состоялась общественная дискуссия «Заказные уголовные дела: как призвать к ответу исполнителей». О том, насколько в сегодняшней России актуальна эта тема, красноречиво свидетельствовало число собравшихся.

Рекомендуем прочесть:  Наследство умершего родственника

В зале не хватило стульев, и часть посетителей слушала докладчиков стоя. В качестве экспертов выступили бизнесмен Алексей Козлов, глава организации Transparency International в России Елена Панфилова, руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова и правозащитник Владимир Осечкин. Роль модератора круглого стола взял на себя директор Сахаровского центра Сергей Лукашевский.

В центре обсуждения были механизмы фальсификации уголовных дел, способы давления пенитенциарной системы на обвиняемых и осужденных, а также российское правосудие как часть коррумпированной системы.

Как бороться с заказными уголовными делами?


Вера Васильева, HRO.org: В Москве, в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова, состоялась общественная дискуссия «Заказные уголовные дела: как призвать к ответу исполнителей».
Первым слово взял Алексей Козлов.

О том, насколько в сегодняшней России актуальна эта тема, красноречиво свидетельствовало число собравшихся.

В зале не хватило стульев, и часть посетителей слушала докладчиков стоя. В качестве экспертов выступили бизнесмен Алексей Козлов, глава организации Transparency International в России Елена Панфилова, руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова и правозащитник Владимир Осечкин. Роль модератора круглого стола взял на себя директор Сахаровского центра Сергей Лукашевский.

В центре обсуждения были механизмы фальсификации уголовных дел, способы давления пенитенциарной системы на обвиняемых и осужденных, а также российское правосудие как часть коррумпированной системы. Первым слово взял Алексей Козлов.

Заказные уголовные дела процветают, народ молчит.

ПОКА ДО ОСЕНИ


В четверг в своем блоге Алексей Навальный назвал главу Следственного комитета Александра Бастрыкина «иностранным агентом» и выложил документы, из которых сделал вывод: главный следователь страны числился учредителем чешской компании Law Bohemia, владел в Чехии недвижимостью и к тому же имел «вид на жительство» в этой стране.

История эта не нова — депутатский запрос по делу о недвижимости Бастрыкина в Чехии еще в 2008 году делал Александр Хинштейн. Однако тогда дело ограничилось только запросом. Сейчас Навальный и его сторонники направили свои вопросы в МИД Чехии и регистрационную палату и нашли, как они уверяют, подтверждение тому, что у главного следователя страны — в те времена, когда он занимал должность зама генпрокурора РФ, — был бизнес в Чехии (недвижимость в этой стране могут приобрести только юридические лица), а также — вид на жительство.


Куча уголовных дел! значит будет куча заказных расправ?


добавлю,следствие идет уже три года,человек временно отстранен от своих основных рабочих обязанностей,находится без зарплаты,вынужден подрабатывать,льется грязь,все дело сфабриковано из лжесвидетельских показаний.А в милиции кто-то делает на этом себе карьеру.В данный момент идут судебные заседания.Остается лишь надежда и вера в справедливость суда.Как?Как добиться справедливости?Как обратить внимание власти на происходящее?
При чем здесь милиция, когда дело расследовали СК, а дело в суде? Надо различать правоохранительные органы. Что касается фальсификации, то необходим однозначно платный адвокат, при чем не из вашего города и желательно из соседней губернии. Будет дорого, но эффект должен быть, который заключается в следующем. Местного адвоката брать нельзя 100%. В таких маленьких городах все курят меж собой и прокуратура, СК, суд и эти адвокаты.


Раскошмаривание — бизнеса. Силовиков накажут за заказные уголовные дела


Минэкономразвития предлагает ввести уголовную ответственность за незаконные следственные действия, оперативно-разыскные мероприятия и возбуждение уголовных дел. Так чиновники претворяют в жизнь один из тезисов январской предвыборной статьи Владимира Путина.

Законопроект

«О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ, направленных на исключение возможности решения хозяйственного спора посредством уголовного преследования»
опубликован на сайте Минэкономразвития. Речь идет о вмешательстве сотрудников МВД и СКР в конфликты хозяйствующих субъектов в пользу одной из сторон, так называемом закошмаривании бизнеса. Причем чиновники в пояснительной записке к законопроекту честно признают, что связать возникновение конфликта за рынок или предприятие с прессингом одного из участвующих бизнесменов юридически крайне сложно.

Выход они видят в изменении УК, УПК РФ и закона «Об оперативно-розыскной деятельности».


Заказные уголовные дела в современной России


гражданина Б, и если таковой нет или она слаба, то инициируется уголовное преследование, во время которого делается «выгодное коммерческое предложение». После отбирания бизнеса дело могут прекратить, а могут и продолжить «разводить» дальше, до полного разорения. Бороться с подобным рейдерством в современной России дело практически невозможное.

Подтверждение тому сотни тысяч предпринимателей по экономическим статьям в тюрьмах. Попав в жернова правохранительной машины, остановить ее практически невозможно. Операм, следователям и прокурорам не хочется нести ответственность за свои незаконные действия в случае прекращения уголовных дел.